Agent-007 (lazarevs_007) wrote,
Agent-007
lazarevs_007

Врачи ничего не знают о моратории на смертную казнь. И выносят приговоры. "Рак", звучит как выстрел.

Эта грустная история развивалась очень стремительно, буквально в течении крайних пары-тройки месяцев. А дело в следующем, в другом городе, за пятьсот километров от меня, живет мой родной дядя, Анатолий Лукич, добрейшей души человек. Лукичу 79-ть лет, и до недавних пор он еще продолжал верой и правдой трудиться на своем родном предприятии, которому посвятил всю свою жизнь. Он конечно официально давно на пенсии, но он не представляет себя и свою работу по отдельности, поэтому был до седых волос в строю.

Мы с ним периодически перезванивались, чтобы обменяться новостями, и поболтать за жизнь. Примерно с месяца два назад он мне как то вскользь мимоходом, не акцентируя на этом особого внимания, немного пожаловался, что вроде как нога начала болеть, и он с этой ногой ходил по врачам. По разным врачам его гоняли, навыписывали кучу лекарств, он их начал принимать, но заметной пользы не было. Более того, начал беспокоить желудок и кишечник, появилась проблема со стулом, начались боли в животе. Врачи по кругу выписывали разные лекарства, чего то нечленораздельно диагностировали, но дела Лукича ухудшались с каждым днем.

В конце концов он начал слабеть, его дочь повезла Лукича в республиканский центр, где его положили в стационар, и начали обследовать. Лежал он в хирургии ЦРБ, затем его свозили на консультацию к онкологам, и затем обьявив родственникам вердикт, что он не операбелен, отправили его домой. Я попросил дочь, которая была постоянно при нем, выписку из истории болезни отца, направить факсом в НИИ Онкологии, моему старому другу, другу детства Николаю. Николай в этом НИИ работает очень давно, не последним конечно сотрудником, но это в данный момент не важно. Коля, на мою просьбу прояснить ситуацию сразу откликнулся с готовностью помочь, и получив документы сам посмотрел, и всем нужным докторам показал, после чего перезвонил мне.

Вердикт ученых-онкологов из профильного НИИ был неутешителен, и краток, и звучал кратко,- уже слишком поздно. Оперировать якобы уже человека бессмысленно, поскольку метастазы разошлись по крупным сосудам и внутренним органам, а облучение и химиотерапию он не выдержит, и более сделать ничего нельзя. Единственное, что могут сделать врачи, это как доступными медикаментозными средствами облегчать страдания. В больнице трындец, помыть больного невозможно, памперсов и разового белья нет, крови для переливания нет, и ничего нет. Насколько же все таки несовершенна наша наука и практическая медицина, как мы были в дремучем лесу, так мы в нем и есть. И когда прийдет вдруг к вам безносая с косой, то ничего вы сделать не сможете. Посмотрев на историю болезни Лукича, я понял, почему застрелился мой двоюродный брат, и понял что в России, если ты не какой-нибудь гондон из ЦК, типа Ельцина, то лучше не болеть, просто уже сдохнуть сразу.

Есть правда, справедливости ради, у меня на моей памяти и другой, прямо противоположный пример. У другого моего двоюродного брата, у Сергея, тоже нашли злокачественную опухоль на одной из почек. Он слетал с этим делом в Израиль, там оперировался, все анализы отправляли на консультацию в США. Опухоль ему в Израиле аккуратно удалили, почка осталась на месте (у нас собирались почку удалить целиком), чувствует себя хорошо. Живет в стиле прежней жизни, без проблем и без ограничений.

В 1974-ом я похоронил свою мать Марию Лукьяновну, ей было 42-года.Рак.
В 2011-ом я похоронил двоюродного брата Виталия, ему было 43-года. Врачи ему также вынесли вердикт, - "Рак". Он пошел в гараж и застрелился. Не хотел умирать беспомощным растением в муках, мучая себя, и своих близких.
Сейчас умирает мой дядя, Анатолий Лукич, ему 79-ть.Рак.
Россия.Сибирь. Блять.

Такие дела.
Увидимся.


Tags: Жизнь, Здоровье, Родина, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments